Ирина Хакамада. Эксклюзивное интервью для Репаблик

Для себя я открыла Ирину Хакамада с книги «Любовь вне игры. История одного политического самоубийства». Да, знала, что есть такой политик. Да, видела по телевидению. Но обратила внимание на эту персону, только прочитав книгу. Микс женской истории, политических перипетий, интересный слог и увлекательный сюжет произвели впечатление. Сложилось стойкое ощущение того, что книга автобиографична...

Ирина, есть ли хоть капля истории вашей жизни в этой книге?

— На 60 процентов эта история автобиографична и лишь на 40 — придумана.

А другие книги, которые Вы написали, тоже основаны на ваших жизненных уроках и опыте?

— Художественная книга с моей историей в основе — одна. Сейчас пишу вторую и автобиографичности в ней мало. Новелла, посвященная женщинам. Очень трогательная, с оригинальным сюжетом, но при этом косвенно поучительная. А остальные: «SEX в большой политике», «Дао жизни» и «В предвкушении себя» — тренинговые, но так же основаны на моем личном опыте.

112-815x1024.jpg

Вы — женщина с большим опытом в области политики, женщина года (по результатам социологических опросов в 1997–1999, 2001–2005 годах названа женщиной года, в 1999 и 2002 году победила в этой номинации — прим. ред.), женщина-писатель, журналист, ведущая. Человек, который проявил себя во многих сферах. Яркая личность. Что это: генетика, судьба, воспитание? Может быть, в детстве Вам прививали какие-то особенные качества?

— Знаете, все получилось наоборот. В детстве все было плохо. Не было уверенности в себе, был страх людей, не умела общаться. Была косноязычна, замкнута, закрыта. Не было друзей. Плохо одевалась, не было вкуса. Ничего, кроме странной внешности, которая, кстати, для политики в России не очень хороша, от природы мне дано не было. А потом это все  жутко надоело.

Людей, которые «награждены» с детства перечисленными Вами проблемами, множество, и большинство живет со своим багажом всю жизнь. Что же случилось в Вашей жизни, что Вы решили себя менять?

— Отчаяние. В 14 лет мне в голову пришла мысль, что я покончу жизнь самоубийством, если все будет так продолжаться. Я была жутко несчастна. Поддержки от родителей практически не было: отец — японец, по-русски то плохо говорил и понимал, а мама, школьная учительница, работала с утра до ночи. Я знала, что мне опереться не на кого. Если человек, дойдя до отчаяния, продолжает жить в этом состоянии, — значит, ему кто-то постоянно подставляет костыль (помощью это не назовешь), мне же костыль подставлять было некому. И дальше быть несчастной категорически не хотелось. И я решила переделать себя. Получалось медленно. Где-то к 38-ми годам наконец доделала. Это большой труд через самообучение. Поэтому теперь свой опыт: как сделать из себя универсального лидера, я передаю.

irina-hakamada-01.jpg

Оставив карьеру политика, Вы взялись за карьеру писателя, затем тренерская деятельность... Если эти направления перекликаются и дают возможность поделиться навыками, опытом, знаниями, то каким образом Вы оказались причастны к сфере моды? Речь о проекте «ХакаМа».

— Это исключительно хобби и меценатство. Елена Макашова гениальный анти-мейнстримный (не подверженный массовым тенденциям — прим. ред.) модельер, которая работала как большинство представителей малого бизнеса — только рынок и талант. Я с ней подружилась, когда еще была в политике. Периодически одевала вещи из ее коллекций. К слову, меня считали стильным политиком и женщиной. И вот, по окончанию политической деятельности, я решила помочь Елене. Сама сделала бренд «ХакаМа» и своей известностью, именем, открываю ему новые пути. В этом проекте я муза. Мои настроения, высказывания, книги. Восточная философия. Все это служит автору вдохновением.

А где можно увидеть, примерить и приобрести изделия от «ХакаМа»?

— Можно увидеть и приобрести только в одном месте, поскольку это совсем малый бизнес. Это как эксклюзивное шампанское, которое вы можете купить исключительно в провинции Шампань. Студия платья «ХакаМа» находится в Москве, рядом с метро Сокольники, дом 9. Одежда эта действительно уникальна и ничем не хуже, например, Yohji Yamamoto, а цены гораздо доступнее, поскольку бренд «ХакаМа» для людей среднего класса.

6404573.jpg

Вернемся к многочисленным сферам деятельности. Зачем так много, зачем Вы так себя заваливаете работой?

— В первую очередь, это маркетинг. Все строится на моем имени — бренде. Бренд нужно поддерживать — отсюда интервью и программы на первом канале. Книги же поддерживают мастер-классы. Денег от них почти никаких. Мастер-классы наполняют новым содержанием книги, и приносят доход. Мода, как Вы уже поняли, это хобби и ничего больше. Преподавательская деятельность: в МГИМО на MBA в Финансовой академии, еще в нескольких высших учебных заведениях, — это возможность реализовывать огромный багаж знаний в сфере педагогической деятельности. Но это тоже не основной источник доходов, поскольку высшая школа плохо финансируется. Все это — временные затраты для поддержки своего бизнеса, который я веду исключительно как фрилансер. Поэтому же присутствую в наиболее популярных социальных сетях, где у меня тысячи друзей и подписчиков.

Я не люблю слово работа. Это что-то отчужденное, куда нужно ходить, что-то делать. Я всю свою жизнь, смолоду, тратила на то, чтобы хобби превратилось в заработок. Поэтому вся моя деятельность — скорее самореализация. И в политике было то же самое. Поэтому я и рисковала, ведь реализовывала свои идеи, а не делала карьеру, поэтому же ушла. Можно самореализовываться «в стол», то есть заниматься хобби в чистом виде. Мой вариант — это профессиональная самореализация, которая финансово хорошо вознаграждается, которая приносит деньги, необходимые для того, чтобы поддерживать свое качество жизни и самореализовываться. Мое хобби в том, что общество принимает мои условия и за меня платит. По найму я не работаю принципиально.

59998869_06.JPG

Очень многие люди, работают ради заработка и при этом, мечтают о таком стиле и образе жизни. Как этого достичь?

— Во-первых, если к этому не пришли к 30-ти, ничего страшного! Я сама к этому пришла только после 35 лет. Нужно накопить профессионализм, набраться ремесла и опыта. Так что до 30 лет ходить на работу и просто нарабатывать профессию — это нормально. А метод, по которому можно кардинально изменить жизнь, очень простой.

Во-первых нужно дойти до отчаяния. Это очень важный момент. Станете ли Вы что-либо менять, если вас в принципе все устраивает? Это ж не развлечение — круто развернуть жизнь на 180 градусов. Значит — отчаяние. Надоело, раздражает. Хоть и деньги, а видеть это все уже нет сил. Депрессия. Все противно. Сначала — отчаяние.

Вот теперь второе. Нужно себя вырубить как компьютер. Посидеть в тишине. Представить, вспомнить, что вы любили в детстве, что нравилось, о чем мечтали. Записать это все.

Затем отбросить те мечты, которые совсем фантастические и далекие от реальности. И посмотреть какие мечты можно реализовать. В виде бизнеса, работы в другой компании, приобретения новых знаний, навыков.

После этого нужно опять «включить себя в розетку» и раскачать себя эмоционально уже в социуме. Не нужно сразу же уходить с работы. Выбрав ту идею, которая нравится, нужно открыться миру и начинать общаться с разными людьми. Знакомыми, не знакомыми. И слушать. И, поскольку идея уже есть, вы начнете выходить на нужных людей, получать нужную информацию. И так, постепенно, начнете устраивать другую жизнь, ничем не рискуя. А распрощаться с предыдущей можно тогда, когда эта, новая жизнь, обустроится.

11157393_369751329880191_1046829875998261398_o.jpg

Вы рассказываете об этом так просто, как будто за булкой хлеба в магазин сходить...

— А потому, что мне пришлось это делать раз пять. Я работала в Госплане. Потом ушла в преподавание. Прошла там огонь, воду и медные трубы и в 30 лет стала доцентом по должности, кандидатом наук по званию. С двумя детьми писала диссертацию. Когда я этого достигла, начались горбачевские реформы. И вдруг я до отчаяния поняла, что хочу перемен, и пошла на рынок. За деньгами.

Я развернула лодку именно этой методикой. Сначала совмещала: вечером в кооперативе, днем — преподаю. Когда кооператив получился, стал основной деятельностью. Проработала 4-5 лет и вдруг поняла — не мое. Надоело до отчаяния. Деньги есть, а мне скучно и не интересно.

Вновь «вырубила себя из розетки». И, как следствие и подтверждение действия методики, вдруг встретила одного из депутатов верховного совета, который хотел написать закон о бирже, но ничего в том не понимал. Тут возникла идея — он не понимает, а я понимаю и теорию и практику. Так надо идти на выборы в первую государственную думу. Я рискнула, рванула, и победила. И дальше я рисковала. Провела вмененный налог, упрощенную систему налогообложения, по которой до сих пор все живут. Потом вдруг поняла, что все. И приняла решение уйти в никуда. Провела президентскую кампанию и через год ушла полностью.

В тишине и писала роман «Любовь вне игры. История одного политического самоубийства». Пока его писала, мне однажды предложили прочитать мастер-класс...

Видите как — если человек не боится риска перемен, слушает себя, он фактически берет свою судьбу в свои руки. Она может и предопределена, но по отношению к себе. Если ты себя не слышишь, то не поймаешь то место и время, когда тебе нужно войти в свой поток, а когда, наоборот, нужно выйти. Важно уметь слушать себя и совершать переключения. Если вам все не нравится, все плохо — это звоночек.

10382539_10201757194049969_6003169446548014953_o.jpg

Вы ведете мастер-классы о том, как в современной России быть успешным, оставаясь при этом свободным. Эти рецепты для мужчин и женщин разные?

— Они одинаковые. Но у женщин есть своя специфика. Точнее к женщине в мужском мире, в котором мы живем, другое отношение, и это важно учитывать. Об этом будем говорить на мастер-классе для женщин «Драйв, кайф и карьера».

Почему тренинг, с которым Вы едите к нам, абсолютно закрыт для мужчин. Действительно ли мужчинам присутствовать нельзя, даже персоналу?

Он закрыт для того, чтобы женщины расслабились. Потому что обсуждаются не только деловые проблемы, но и физиология отношения к самой себе, интимные проблемы. Мужчинам это будет неудобно просто. Кстати есть похожий мастер-класс для обоих полов «Дао жизни» — как выстроить свою модель жизни в условиях хаоса и турбулентности.

В таком насыщенном графике есть ли место отдыху? Как Вы отдыхаете? Есть ли женское хобби?

— Я люблю путешествовать, но не в туристическом потоке. Летом, например, в горы, зимой — к морю. Люблю Азию. Была в Камбоджи, Барнео, Бангкоке и в диких джунглях. В Африке, причем в качестве журналиста. Была на вулканических островах. В России обожаю Байкал. Там, по-моему, моя энергия. И, безусловно, Сибирь. В общем, чем дальше от центра, тем больше люблю. А в Хакасии хотелось бы побывать в местах силы. Моя деятельность — это отдача энергии, и я, как все люди, нуждаюсь в восстановлении, а природа ее восполняет с лихвой и надолго.

А из чисто женских хобби... Нет, не вяжу. Пишу иероглифы кисточкой. Японского не знаю, но у меня есть книга, где изображены 25 основных иероглифов. Вот их я пишу по настроению.

10635955_281654695356522_7479977942429676710_n.jpg

Сейчас, когда Вы живете тем, что интересно Вам и полезно людям, как можете себя определить? Ирина Хакамада — это больше политик, писатель, тренер, меценат, жена, мама?

— Я — Хакамада (смеется). А фамилия тут — судьба. Мне нравится все, что я делаю в жизни. Я открыта миру, любознательна, интересуюсь многим, и соединяю все эти понятия. А если встречаю людей, с которыми можно начать или открыть новое, — всегда готова к переменам.

1679